Дмитрий Лобков: после школы не собирался оставаться в спорте

Лидер спринтерской команды Дмитрий Лобков в интервью агентству "Р-Спорт" рассказал о том, почему остался в конькобежном спорте

Лидер спринтерской команды Дмитрий Лобков в интервью агентству "Р-Спорт" рассказал о том, почему остался в конькобежном спорте, о гастролях с хором по Золотому кольцу, своих навыках в кикбоксинге и предолимпийском настроении.

- Дмитрий, в этом году подготовка спринтеров строится по другой программе. В частности, был проведен сбор в Калгари. Как он прошел, над чем работали?

- Сбор в Калгари прошел позитивно, интересно и по атмосфере, и по всему он был гораздо легче, чем сбор в Инцелле. Хотя тренировки были очень тяжелые. Работали над скоростью.

- И как обстоят дела со скоростью?

- Наверное, те скорости, которые мы показывали на тот период времени -  как раз то что нужно. У тренера была задача, чтобы мы «подушатались». И мы подушатались, что и говорить (смеется).

- Кроме канадского сбора предстоит еще и канадский старт сезона!

- Да, в Канаде  у нас будет сбор и первый этап Кубка мира в Калгари. Мне вообще очень нравится Калгари, из всех заокеанских катков, высокоскоростных, предпочитаю именно его.  И дело не в результатах или достижениях на этой арене, в моем случае там разница буквально в сотую. Просто мне нравится там находиться. Там как-то по-домашнему.

- А Ванкувер так и не стал домашним после Олимпиады?

-  Мы там были только на Играх и на чемпионате мира. Все. А вот с Калгари успели породниться, что ли.

- Уже официально объявлено о том, что вы не поедете на чемпионат мира по спринтерскому многоборью. Как относитесь к такому решению?

- Скорее всего, это хорошо, потому что все-таки очень тяжелый перелет. Такой опыт у нас уже был. Мы летали перед Ванкувером в Азию, а потом - в Канаду. Явный перебор. Здесь хоть и шесть часов разницы, но тем не менее десятичасового перелета хотелось бы избежать. Это всегда сказывается, да и в Азии наша сборная всегда себя чувствует не очень.

- Есть ощущение, что Азия перестала явно доминировать в спринтерских дисциплинах. Это ощущение, оно ошибочное?

- Эта ситуация давно изменилась. Конкуренция сейчас настолько выросла, что цена победы -  тысячные. Нет сейчас такого явного доминирования с чьей-то стороны. Кто ровнее бегает, тот и выигрывает. На чемпионате мира в Сочи Мо пробежал все ровно и был стабильнее других. А вот на этапах Кубка мира Ян Смекенс превосходил всех. В какой-то момент голландцы, наверное, думали, что все в их руках, а видите как оно сложилось..

Тем не менее в Голландии появились три человека, которые могут конкурировать в спринте на самом высоком уровне. В Азии с этим тоже проблем нет, финнов не надо сбрасывать со счетов, да и нашу команду тоже (смеется).

- Спринтерам ощутимо не хватает дисциплин в программе чемпионата мира и Олимпийских игр. Вы за увеличение количества дистанций?

- Конечно. Сейчас пытаются ввести командный спринт и это действительно интересно, может быть, скоро его добавят в программу Олимпиады. Все страны очень положительно к этому относятся.

- А когда смотрите забеги на 10 тысяч метров, что чувствуете?

- Скучно мне, скучно (смеется). Очень интересно смотреть, когда голландцы некоторые бегут, когда идет резкое переключение скоростей. Но 25 кругов... Даже сами ребята, которые бегают "десятку", со мной согласятся. Тактика разве что привлекает, но с другой стороны ты едешь и едешь - насколько у тебя выносливости хватает.  Не считаю, что это зрелищно.

- И, опять же, широкий круг зрителей не очень понимает красоты в разнице переключения скоростей.

- Голландцы хорошо понимают, они смотрят все дистанции. Я думаю, что тут еще есть вопрос подачи. Наши комментаторы не так хорошо подкованы по этой части. Я сейчас не про телевизионщиков говорю, а про тех, кто работает на арене и комментирует для трибун. Не хватает им знания спорта, ситуации... У нас все  это очень грустно и скучно: вот бежит такой-то, вот он повернул, финишировал - все молодцы! Голландцы на арене комментируют по-другому. За время, пока ребята бегут "десятку", можно столько интересного рассказать! Да даже на "пятисотке"  можно успеть это сделать. И вообще комментировать стоит оживленнее.

- Вы сами "десятку" бегали?

- В соревновательном режиме - никогда. "Пятерку" - да, а вот "десятку" не довелось. Нет. Нет. Не мое это (смеется).

- Ваш самый курьезный старт - каким он был?

- Много их было. Я и падал на старте, как в свое время Жереми Уотерспун на Играх в Солт-Лейк-Сити. Он тогда упал, подскочил, дальше побежал. Причем круг сделал такой же, как и ребята, которые выиграли "пятисотку".

Есть и другая история: на первом международном старте среди юниоров я пробежал не в той паре. Дистанцию выиграл с огромным отрывом - секунда с лишним до второго места, но получил в итоге "баранку" (смеется). Там была серьезная судейская ошибка, наши должны были ее опротестовать, но им это не надо было. Они сказали: "Дима, ты сильнейший, мы все тебя знаем!" и на этом все.

- Масс-старт пробежать не планируете?

- Для интереса - может быть. Раньше на зональных соревнованиях у нас были массовые забеги, я принимал участие. Не сказал  бы, что бы мне очень понравилось. Это еще на старых коньках мы бегали, клапы тогда еще не ввели. Травмированных после массовых забегов было столько, что ой-ой-ой.

- Андрей Савельев сказал, что вы тащили весь спринт на себе и психологически это было непросто. Это правда?

- На протяжении десяти лет, когда ты борешься только сам с собой - это очень тяжело. Ориентируешься только на результаты соперников из других стран, но все-таки важна внутренняя конкуренция. Сейчас у нас ситуация меняется в лучшую сторону.

- Чем эта предсезонка отличается от другой предолимпийской, накануне Ванкувера?

- Будет домашняя Олимпиада, и уже сам этот факт многое определяет. Есть большая ответственность, но акцентировать внимание на этом не стоит. Нужно настраиваться на нее так же, как и на любой другой важный старт. Хорошо, что родные стены помогают - чемпионат мира в Сочи это доказал. Атмосфера чувствовалась, искренняя поддержка чувствовалась. У нас не на каждом стадионе есть такое ощущение. Разве что в Челябинске такое же было, на Кубке мира. Но ни в Коломне, ни в Москве такого нет.

- Ваша первая Олимпиада была в Солт-Лейк-Сити. Что больше всего запомнилось?

- Мы  с Женей Лаленковым попали в команду за два года до Игр и потеснили многих в ее составе. Мне был 21 год, сразу же на Олимпиаду поехал. При том, что после школы я не думал о том, что буду заниматься спортом профессионально. Что запомнилось? Поднимаешься по ступенькам в центр овала, обстановка тебя грузит, грузит, и вот оно! Потом это ощущение, конечно, прошло.

- А вторая Олимпиада?

- Я, наверное, и не должен был на нее ехать после серьезной травмы, но все-таки туда попал. Было важно почувствовать, что даже в таком состоянии  я способен отобраться в олимпийскую команду. Поехал практически статистом, в том состоянии сложно было претендовать на медаль.

- Вы сказали, что не собирались серьезно заниматься спортом после школы. В какой момент поняли, что останетесь?

 - Когда было принято решение перебраться в Нижний. Я должен был ехать в Москву учиться, мама настаивала в тот момент времени на этом. Но сложилось все так, как сложилось. С тренером повезло, с Александром Николаевичем Мишиным. Спасибо ему большое за то, что вывел меня на этот уровень.

- Бросить все никогда не хотелось?

- У всех бывают моменты, когда ничего не хочется, когда говоришь себе "А не пошло бы оно все куда подальше"... Но с этим справляешься. Это вам любой спортсмен расскажет.

- Другими видами спорта занимались?

- Я и хоккеем занимался, и футболом, и кикбоксингом, и в пинг-понг играл.

- Навыки кикбоксинга в жизни пригодились?

 - Лучше я об этом не буду рассказывать (смеется).

- Видела фотографию, где вы поете и играете на гитаре. Как я понимаю, у вас в прошлом был не только кикбоксинг…

- Я раньше пел в хоре, выступать с ним ездил по Золотому кольцу. На гитаре играл, с песнями афганскими выступал, русский рок, подъездная тема, походы... Даже в конкурсах участвовал, правда, недолго. Дома лежит испанская гитара, давно я к ней не притрагивался. Последний раз играл на гитаре на сборе в Польше, когда у Паши Абраткевича был день рождения.

- У вас в этом олимпийском цикле родился сын. Часто получается проводить время с семьей?

- Времени я с ними мало провожу. Ждут они меня очень сильно, скучают, но понимают, что в предолимпийском сезоне по-другому не бывает. А сын растет очень быстро. Шалопай такой, очень подвижный, постоянно улыбается.

 - На лед его уже выводили?

- Ему больше нравится в машинки играть, кататься на велосипеде. Вообще технику очень любит. А так, конечно, мы ходили кататься, ставил я его на лед, но он пока от этого не в восторге (смеется). 


Р-Спорт

22.09.2013






 
Другие разделы сайта
 
VK-1159562863