Ольга Граф: в школе занималась карате и защищала слабых

Конькобежка Ольга Граф в интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Веронике Гибадиевой вспомнила о том, как пришла в этот вид спорта, а также поделилась самыми яркими впечатлениями от Олимпийских игр в Ванкувере и первой тренировки под руководством Маурицио Маркетто.

- Ольга, многие из ваших партнеров по сборной рассказывали, что когда пришли в этот вид спорта, сами не подозревали, что спорт этот - конькобежный. У вас тоже так было?

- Да! К нам пришел тренер, я начала ходить на тренировки и, честно сказать, вообще не понимала до поры до времени, что занимаюсь конькобежным спортом. Это было летом, нам сказали, что будем играть в лапту, дали ролики, а потом показали посадку. Тогда и призадумалась: куда это я попала!? Потом был лед и прочее...

- Родители не отводили вас в другие спортивные секции или в музыкальную школу, например?

- Я играла на пианино. Ну как играла - бренчала. Бедная моя мама, говорила, что у меня все так хорошо получается (смеется). Позднее я пошла в карате, старалась в школе защищать слабых, ребят, которые не могут сами за себя постоять. Потом на ушу пошла. А потом... Потом как раз и оказалась в конькобежном спорте (смеется). Занимаюсь им 18 лет и чувствую себя довольно комфортно.

- Год перед Ванкувером, каким он был для вас?

- Я тогда не имела такой формы, не имела таких результатов, как сейчас. Для того, чтобы поехать в Ванкувер, нужно было выполнить определенные нормативы, сбегать те же 7 минут 20 секунд, тогда, возможно, у меня было бы больше шансов оказаться в олимпийской команде. Но в итоге туда я не попала, а потом и заболела... Не хочу говорить в сослагательном наклонении, не хочу говорить о том, что было возможно тогда. Я тренировалась, боролась, но в итоге этого оказалось недостаточно.

- Вы наверняка смотрели все забеги Олимпийских игр по телевизору. Кто произвел на вас наибольшее впечатление?

- Больше всего мне запомнилась Анни Фризингер, которая несмотря на все свои технические ошибки, падение, смогла завоевать медаль для своей команды. Она знала, что это ее последняя Олимпиада, что она должна бороться до последнего сантиметра, чтобы принести Германии медаль. Это впечатляет, это здорово. Ну и тот же Свен Крамер, из-за ошибки тренера упустивший шанс взять золото.... Он очень сильный, но в спорте всякое бывает.

- Фризингер успешно работает на телевидении. Вы не хотите попробовать себя в роли корреспондента или ведущей, может быть, в роли комментатора?

- Вы заставили меня задуматься на эту тему (смеется). Но, наверное, нет. Я бы скорее пошла в бизнес, открыла магазинчик, занялась бы какой-нибудь благотворительной деятельностью. Еще у меня есть идея, которую хочу воплотить в жизнь. Я очень люблю путешествовать. Хотела бы стать соучредителем какого-нибудь туристического агентства, помогать людям хорошо проводить свой отпуск, приносить им радость, улыбки. Позитив ведь всем необходим!

- Вы весьма активно общаетесь с ребятами и девушками из других команд.

- А почему нет? У нас все довольно открытые ребята. Если мы давно не виделись, если время сборов совпадает, мы всегда рады друг друга видеть. Все ребята довольно общительные, позитивные, любим поболтать о том, как у кого обстоят дела. Та же Клаудиа Пехштайн активно идет на контакт. Вообще я ее безмерно уважаю. Она несмотря на все заслуги и достижения продолжает бороться, тренироваться в свои 40 лет.

- С Пехштайн вы спокойно говорите на немецком.

- Мама у меня немка и, если честно, немного стыдно из-за того, что я не так хорошо знаю немецкий, как хотелось бы. Однако, когда мы начали работать с Маркетто, я немножечко его подучила, и это поначалу очень помогало по ходу тренировок. Потом выяснилось, что этого мало, нужен еще английский. Я начала заниматься английским и в итоге на тренировке в моем исполнении звучала англо-немецко-русская речь (смеется). У меня это все наслаивалось, я забывала одни слова, вспоминала другие. Началась путаница в голове. Сейчас решила окончательно привести в порядок свой английский. Языкового барьера быть не должно. Нужно уметь объяснять на английском все так же хорошо, как и на русском.

- Маркетто - стопроцентный итальянец?

- Стопроцентный. Он очень собранный, организованный, но при этом умеет улыбаться. Он довольно-таки эмоциональный, и вне тренировок это очень сильно проявляется. Мы ведь на сборах большую часть дня проводим вместе. Мне с ним комфортно.

- Как-то Джанни Ромме рассказывал, что во время его работы со сборной Италии в команде постоянно возникали споры на тему футбола. Маурицио - ярый фанат "Ювентуса". Не приобщает вас к культуре боления за туринцев? Может, у вас в команде есть фанаты "Интера" или "Милана"?

- Нет, такого у нас нет. Но один раз во время матча "Ювентуса" с "Миланом" я пошутила, что буду болеть за "Милан". А он говорит: "Ну что, Ольга, тогда тебе еще три дополнительных серии на тренировке" (смеется).

- Первую тренировку под руководством Маркетто помните?

- Это было какое-то безумие. В итальянской Тиррении, в таком тихом местечке у моря мы испытали настоящий шок. Я просто не могла понять, что происходит. Дядечка в возрасте, с небольшим пузиком, носится по полю как оглашенный, и я, молодая, не могу за ним угнаться. Меня это так впечатлило! Подумала тогда, неужели я такой мешок, как я вообще буду с ним работать? Мы только приехали из отпуска, май, все в разобранном состоянии - и тут такое! Он потихоньку собирал нас по частям, и ко второму сбору мы вышли на свои скорости. Стала работать еще больше, думала, ну как же так, я же спортсменка, должна же я прибавлять по части выносливости и вообще...

- Иван Скобрев предупреждал вас о том, какие нагрузки практикует Маркетто?

- Ваня говорил, что тренировки у него были тяжелые. Меня это не пугало, я хотела что-то поменять. И я благодарна за то, что попала в команду. Во многом благодаря той базе, которую заложил мой тренер (Владимир) Рубин, а с ним мы проделывали огромный объем работы, я смогла адаптироваться к нагрузкам Маркетто. В принципе, мне и страшно не было. Я ничего не теряла. Не получилось бы, вернулась бы к своему тренеру.

- У вас есть любимый каток?

- Кроме Коломны? Наверное, это каток в Астане. Там я впервые добилась такого результата на мировом уровне: проиграла всего лишь шесть десятых Мартине Сабликовой, три десятых Пехштайн.

- О Пехштайн мы уже поговорили. А как вам Мартина? По-моему, она совершенно неуемная.

- Все удивляются тому, как в этой маленькой худенькой девочке столько сил и столько энергии. Она - феномен. Где она столько сил и энергии берет? Она пример для подражания.

- Ваш самый сложный старт в карьере, где он состоялся и когда?

- Это был чемпионат мира в Хамаре. Я думаю, что мне не нужно было бежать. Если ты серьезно болеешь, нужно сразу уезжать домой и восстанавливаться. В принципе, я неплохо сбегала, но это все равно не то, на что рассчитывала.
Обычно ваши партнерши по сборной называют в этом случае чемпионат Европы в Будапеште на открытом катке.

 - Обычно ваши партнерши по сборной называют в этом случае чемпионат Европы в Будапеште на открытом катке.

- Да? А по-моему, это было весело. На таких соревнованиях я вспоминаю детство, когда мы бегали в сильный мороз, помню, как нас закутывали в одеяла... Ну а что? Наш вид спорта подразумевает выступление и на открытых катках тоже. Приезжаешь и бежишь. Да, к выступлению последней пары лед, например, может начать таять и наоборот. Но с другой стороны, таков спорт, в нем всегда есть элемент удачи.

- Спринтером себя представляете?

- По антропометрии, а я в принципе невысокого роста, гожусь в спринтеры, но на самом деле я с этим не дружу. Например, я плохо прыгаю. Не знаю, с чем это связано, может быть, у меня мышечное волокно такое. Зато я выносливая! Могу терпеть, могу много ездить на велосипеде. Как сказал один человек, если не можешь бегать быстро, будешь бегать долго (смеется).

- К масс-старту как относитесь?

- Мне масс-старт не нравится. Слишком уж непривычные ощущения. Наверное, это должно быть заложено с детства. Нас приучили с малых лет, что у нас свои метры, есть своя дорожка - бегу по малой, перехожу на большую. В масс-старте это какой-то ужас. Один раз, когда я бежала масс-старт, меня просто выпихнули из пелотона, не знаю, как мне удалось не упасть. А так, конечно, здорово, если говорить об эмоциях. Мозг еще больше включается, нужно просчитывать все нюансы. Это смесь шорт-трека, роликов... Увлекательно!

- У вас есть примеры для подражания из других видов спорта?

- Мне нравятся Михаэль Шумахер, теннисистки Уильямс - машины настоящие. А так особо нет. Сама себя в других видах спорта тоже особо не представляю. Разве что "разделочку" на велосипеде проехать могу. Ну и, наверное, я бы поиграла в женский футбол. Мне кажется, это интересно!

15.08.2013






 
Другие разделы сайта
 
VK-1159562863