Шорт-трек

Татьяна Бородулина: купила ботинки, лезвия и полетела на Олимпиаду

Татьяна Бородулина рассказала о том, как страх смешать с уважением и получить победу, о том, как вспенивается в кофе-машине латте и о других рецептах национальных кухонь шорт-трека

Татьяна Бородулина рассказала о том, как страх смешать с уважением и получить победу, о том, как вспенивается в кофе-машине латте и о других рецептах национальных кухонь шорт-трека.

 

Авторитетный пессимист Брасалин

 

- Татьяна, ребята из сборной красиво рассказывают о нынешнем тренере сборной России Себастьяне Кросе. Он и вправду настолько умен и велик, что предшественники его не идут ни в какое сравнение с ним?

 

- Давайте порассуждаем: своих самых выдающихся результатов я добилась много лет тому назад, в 2003-м, 2005-06-м, когда тренировалась с Анатолием Ивановичем Брасалиным. Затем я неплохо бежала за Австралию при других специалистах - выиграла две бронзы и золото на этапах Кубка мира. После возвращения в Россию пока завоевала одну бронзу в эстафете.

 

- А если представить, что к Кросу вы попадаете в 21 год, что бы изменилось?

 

- Вообще первое, что мотивирует спортсмена с недавних пор в российском шорт-треке – это условия. Вернувшись из Австралии, я смогла видеть лед - хороший лед - чуть ли не круглые сутки, у меня появился качественный инвентарь, у меня есть медицинский штаб. Я даже завидую своим молодым партнерам по сборной. Инфраструктура добавляет кучу позитивных эмоций и немножко мастерства. А попади я в команду Кроса тогда… Не могу я его представить десять лет назад, в Омске. Меня тренировал Брасалин, а они с Себастьяном очень разные.

 

- Это я заметил. Но кто вам роднее – русский мужик или французский аналитик?

 

- Тяжело сказать, кто действительно ближе. Анатолия Ивановича знаю с детства. Он твердый, что ли, покричать любит… Брасалин и Себастьян? У Брасалина больше пессимизма. У Кроса всегда все хорошо. Он не оценивает спортсмена по принципу "выиграл – проиграл". Даже в ошибочном неудачном забеге он находит положительные моменты. С его английского даже "плохо" переводится как "получится завтра". Вид Брасалина всегда вызывал страх. Не чудовищный страх – авторитетный. Он сказал – значит, это закон. Сейчас мы уже взрослые и с нами вроде бы так уже нельзя…

 

- А нельзя ли? Или немножко можно? Это очень важный момент.

 

- Анатолия Ивановича в последнее время мы видим лишь на российских соревнованиях. Он все так же кричит. Мы просто воспринимаем его по-другому.

 

- В ответ не можете огрызнуться?

 

- Нет. А Себастьян… У них, у западных, у заокеанских людей вообще все по-иному. Никто никого не заставляет. В Австралии если ты выходишь на лед в конькобежных коньках и шлеме, значит, ты уже мотивирован. У нас без пинка мотивацию поддерживать труднее.

 

- О чем это говорит?

 

- О большей самостоятельности их, а не нас.

 

- Если вспомнить ваш с Брасалиным тренировочный быт, то какое слово приходит на ум первым?

 

- Пахать. Мы пахали. Никто нас не контролировал, никто не обеспечивал, никто не подстраивался. Больших спортсменов мы тоже не видели. Но мы давали результат.

 

- То есть баловать вас вредно?

 

- После того, что было раньше, очень ценишь сегодняшний день. Молодежь не знает этих тренировок после хоккеистов, не плетется сутки в поезде из Омска в Москву, для них каток в Новогорске с безопасными бортами – естественность. Для нас – радость. Но, конечно, мы понимаем, что так оно и должно быть, что каток в твоем постоянном распоряжении – это условие для роста, а не подарок на день рождения.

 

- Если бы все же это было раньше?..

 

- Тогда бы мы… Хотя не знаю. Две стороны у этой медали. Хорошие условия – это аванс, который тебя обязывает. Мы же вместо авансов, внимания просто занимались шорт-треком в своем узком кругу, и только после первых успехов в нашу сторону стали посматривать.

 

Из Петербурга в Омск

 

- Что вас радовало тогда, кроме сибирской природы из окна вагона?

 

- Первые ботинки, которые я купила сама. И лезвия. А также станки, шлем, камни тоже приобретали на собственные средства. Комбинезоны и костюмы, пускай очень редко, но выдавали в сборной.

 

- А на Олимпиаду в Турин вы тоже за свой счет отправились?

 

- В лично купленных ботинках, конечно. У меня получился неплохой год перед Турином, призовых я за 2002-й набрала 1300 долларов, так первым делом заказала себе настоящие коньки. Денег нам за выступления не платили.

 

- Но что-то из материально-хозяйственного было?

 

- Питание. Мы учились в УОР, получали так называемое "питание" и все тратили на поездки.

 

- То есть картина была такой: сидели с Анатолием Ивановичем, получили аккредитацию, собрали рюкзак и поехали в Турин?

 

- Не поехали – полетели. До того мы почти не знали, что такое самолет. Если этап Кубка мира проходил, к примеру, в Санкт-Петербурге, то из Омска мы ехали поездом дни напролет.

 

- И таким людям, которые занимаются шорт-треком в Омске в начале 2000-х, покупают все на последние деньги, нужны пинки. Это ли все еще не мотивация?

 

- Да, еще не она. Знаете, и Австралию, и Омск объединяет на самом деле одно – любовь к виду спорта. Только у них эта любовь постоянна, у нас она живет лишь у истоков. Есть какой-то запал – все берем, всем регионом в сборную. Но запал куда-то иссякает. Смотрите, в мое время Омск это испытал, чуть раньше петербуржские девушки под руководством Павловского сформировали сборную СССР и выиграли медали чемпионата мира. Вроде бы какие традиции! Но прошли годы, и у Питера сегодня лишь молодежь. Правда, неплохая.

 

- Тем не менее мотивация. Она всегда у вас была? Ведь в Австралию вы, судя по личному признанию, бежали от межтренерских конфликтов.

 

- Я часто об этом думаю. Была ведь помоложе, вспыльчивее, к сердцу все близко принимала. Представьте, на носу чемпионат мира, к тебе подходят и говорят: "Ты никуда не едешь". Другие начальники через Комитет по физической культуре и спорту давят со словами: надо ехать. Они между собой не могли договориться, а мы, спортсмены, были посередине. То с одной стороны огорошат, то с другой.

 

- Не хотелось сказать: мы главные, а не вы?

 

- На тот момент мы слушали только Анатолия Ивановича Брасалина и не имели права голоса. Мы, омские, были как бы в составе сборной, но тренировались отдельно от "другой" сборной. Мы у себя, они у себя. На соревнованиях мы ощущали себя эдакой сборной внутри сборной. Впервые две части одной национальной команды воссоединились году в 2007-м или 2008-м.

 

- Когда у вас появилось профессиональное самосознание: я спортсменка, я знаю свой организм и знаю, на что способна?

 

- Я и сейчас не могу подойти к тренеру и сказать, что делать что-то не буду. Допустим, вымоталась напрочь на последнем чемпионате России, который прошел уже после окончания всего мирового сезона, так в последний день Брасалин меня выставил на забег 3000 метров. Я могла вступить в диалог, но не могла не выйти на лед.

 

- Крос, я так понял, не допускает таких диалогов, когда спортсмену приходится объяснять свое состояние, которое порой видно даже дилетанту?

 

- Да, он все просчитывает и не злоупотребляет нашим здоровьем. Устал? Ты не успеешь даже подойти к Себастьяну, как он сам к тебе подойдет и скажет: "Все, хватит". Но при этом логика Кроса опять же не так проста. Ты можешь устать, но он иной раз примечает, что ресурс у тебя еще есть – такие ситуация традиционны для тренировочного процесса, не подчиненного подготовке к конкретному турниру – то он поясняет, что сработай сейчас через не могу, а потом все равно успеешь восстановиться.

 

- Раньше все было на глазок?

 

- Конечно, в Омске с нами не работали биохимики и реабилитологи. Но невыносимых нагрузок Брасалин тоже не давал. С ним тоже можно было договориться, но намного тяжелее.

 

- Диктатор?

 

- Угу. Но этот его диктат выражался в эмоциях, с нагрузками-то я в те 18-19 лет справлялась хорошо.

 

Китайский акцент австралийского английского

 

- Китайские и корейские тренеры с другой планеты в этом смысле?

 

- Китайца в сборной я не застала – была в Австралии…

 

- …у китаянки.

 

- У той китаянки китайского было чуть.

 

- Акцент у нее был австралийский?

 

- Да, она к тому времени уже сошла с этой темы, когда тренируешься круглые сутки и на три-четыре года жизни ты спортсмен.

 

- Она сама до этого дошла или просто в Австралии ей понятно объяснили, что Китай далеко?

 

- Она поняла, что в Австралии по-китайски работать нельзя. Там спортсмены потренировались, а потом на "пару" в институт или на работу в ресторан. Там ведь одна я отдавала себя полностью шорт-треку.

 

- Самой не хотелось выйти на работу?

 

- Был небольшой опыт. Пристроили меня в кафе типа Старбакса кофе варить. Подавала вкусный латте. Особенно нравилось, когда молоко так вспенивалось над чашкой… А потом олимпийский сезон, настрой, и не до кофе уже стало.

 

- Китайцы с корейцами сильно разнятся меж собой? Сужу по их динамке развития в футболе: первые стоят на одном месте, вторые прогрессируют.

 

- В шорт-треке они одного поля ягоды. И у тех, и у других есть сильные спортсмены, и все они работяги. Китайцы берут массовостью везде, где только можно, а корейцы отличаются ею конкретно в шорт-треке. Мне кажется, когда они все пишут тренировочный план, то не особо парятся над мелочами. Что нужно для победы? Работать. Вот и работают, а из миллиона кто-нибудь, да опередит задумчивых канадцев и ищущих себя русских.

 

Без права на мысль

 

- Меня все убеждают, что шорт-трек – это интеллектуальный вид спорта. Но тотальный тренинг ведет к отключению мозгов, однако при этом азиаты пока лучшие.

 

- Рядовой китаец заканчивает с шорт-треком в 23-24 года, а то и раньше. Очень редко, когда позже. С корейцами та же история. Виктор Ан – исключение. Начинается у них четырехлетний предолимпийский цикл, готовится команда, выигрывается медаль и состав полностью меняется.

 

- "Гимнастический" возраст в завершении карьеры зависит от суперконкуренции или от выхолощенного здоровья?

 

- Мне кажется, и по здоровью они уходят, и от новых людей в сборной, и от того, что спорт им уже за четыре года порядком приедается. А как иначе, они же живут на катке. Был у меня опыт корейских сборов, я видела, как они работают с детьми, когда в ход идут и палки, и чехлы, и все что под рукой.

 

- Поэтому корейские спортсмены традиционно отменно дисциплинированы, но лишены импровизации?

 

- Нас они тоже обыгрывают не за счет тактических изысков, а из-за физического превосходства. Они делают только то, что им говорит тренер. Не задумываясь. Возможно, сама система подготовки так выстроена, что они не имеют права думать. Ну, нет других вариантов развития у них.

 

- Почему женская сборная Омской области – это практически сборная России?

 

- Раньше эта картина была еще более явной. На чемпионат России мы приезжали двумя женскими эстафетными командами и двумя мужскими. В сборной бывало до восьми омичей из десяти. Это сегодня в Коломне, Клину, Пензе появились ледовые центры, на которых нет хоккея. До того у нас были все же самые лучшие условия, пусть мы и делили каток с "Авангардом". Хоккеисты боролись за золото чемпионата страны, так что качество льда было хорошим. Катались мы или с утра, или ближе к ночи. Тренеры работали бригадным методом: набирали новичков, ставили какое-то катание и передавали другим. Потом времена, казавшиеся нам не идеальными, испортились совсем. Из нашей арены ушел "Авангард", а на его место пришел волейбол. Плохие времена – плохой лед. Он уже не такой чистый, потому что стелют на него паркет. Каток порой на неделю просто-напросто закрывают. Наверное, мы, омичи, не рухнули, мы остались на своем уровне, но другие регионы резко шагнули вперед, построив мощную инфраструктуру.

 

- В шорт-треке больше ума или хитрости?

 

- Тяжело сказать. Вроде бы порой тактически раскладываешь забег очень толково, а потом – бац! И все идет не так. Ну совсем не так. Ты можешь лишь предполагать, что будут делать другие, тем более мы все друг друга знаем. Важна реакция. Реакция ума, хитрости. Я отвечаю вашим же вопросом, потому что шорт-трек постоянно нам подбрасывает все новые задачи.

 

- Вид спорта очень замысловатый. Как одновременно быть и сильным, и резким, и быстрым?

 

- У девчонок чемпионат России достаточно предсказуем. Конкуренция не столь явная, но появляется. В Коломне Эмина Малагич села мне "на хвост" и напрягала всю дистанцию. Неплохо она сбегала. Женя Захарова молодец, что не побоялась атаковать Ольгу Белякову на "полуторке", и справилась. Но мы все-таки знаем примерную силу каждой из нас.

 

- Кто самый толковый в вашем виде спорта?

 

- Виктор очень умный.

 

- Ну, кроме "бога шорт-трека"?

 

- Канадец Шарль Амлен умен. А Ван Мэн просто физически сильна. Если она едет третьей или четвертой, то начинает выписывать такие номера! Арианна Фонтана явно с интеллектуальными качествами. Одним умом шорт-трек не понять. Здесь очень важно быть хладнокровным, не паниковать, бежать не очень быстро, а сбалансированно.

 

- Кто еще обладает такой невероятной выдержкой, как Ан, когда за два круга до финиша шорт-трекист сидит третьим-четвертым, а потом делает свое дело на самом финише?

 

- Семен Елистратов, Фонтана.

 

"Договорняки" ушли

 

- Выдержка – это часть азиатского менталитета? Футбольный тренер Валерий Непомнящий рассказывал мне, что японский клуб, который он тренировал, не спешил его увольнять, так как совершенно не боялся вылететь из J-лиги.

 

- Не думаю, что корейцам или китайцам не страшно проиграть турнир. Японцы немножко другие, в них много загадочного. Смотришь на них, складненькие, аккуратненькие, всем составом друг за другом ходят… Вроде все качества есть, но для лидерства чего-то не хватает. Корейского тренера они брали, но не особо он им помог. Есть у них и олимпийская медаль Нагано 1998 года. На чемпионате мира в Дебрецене их девчонки в эстафете третьими стали.

 

- Ходить друг за другом – это хорошо?

 

- Чаепитие всей командой на чей-нибудь день рождения – почему бы и нет? Но вот по поводу постоянного общения, так тут у каждого свой круг. Отдыхать от партнеров по сборной тоже надо.

 

- Вечный психологический спор – хороша ли дружба или ничего общего она не имеет с самым главным – профессионализмом?

 

- Профессионализм легко проявляется. Выходишь на старт со своей подругой, обыгрываешь ее, и если она к тебе без претензий, то все в порядке. А если она с тобой потом не разговаривает, тогда это уже не профессионализм и не дружба.

 

- А тактика "по дружбе" в шорт-треке имеет место, когда двое приятелей участвуют в одном забеге?

 

- Китайцы вроде используют подобные методы, но у нас, у канадцев все-таки каждый сам за себя в индивидуальных соревнованиях. Корейцы, помню, бежали в финале Олимпийских игр втроем. Третий захотел стать вторым – упали оба, и на пьедестале оказался лишь один. Канадцы бьются друг с другом до последнего. Причем, думаю, отношения между ними от этого не страдают.

 

- Борьбы с "договорняками" в шорт-треке нет?

 

- По-моему, что-то есть в правилах запрещающее, но сейчас это не очень актуально. Сегодня по три корейца в одном забеге – вариант маловероятный. А "закрыть" можно, например, втроем одного, но не вдвоем всех остальных. Да и не настолько они, корейцы, уже сильны.


РИА Новости

03.04.2013






 
Другие разделы сайта
 
VK-1159562863