Валерий Муратов: в Гренобле я заблудился в олимпийской деревне

Валерий Муратов навсегда вошел в историю конькобежного спорта как первый чемпион мира в спринтерском многоборье. Следующая Олимпиада станет для него 13-й: на три из них он ездил, будучи спортсменом сборной СССР, остальные девять провел в качестве тренера. Но даже после стольких лет в спорте все бывает впервые в олимпийском сезоне: на этот раз Валерий Муратов примет участие в эстафете огня сочинских Игр.

Все началось в те далекие времена, когда на месте нынешнего конькобежного центра в Коломне было картофельное поле.

"Мы росли у стен коломенского Кремля: зимой играли в хоккей на замерзшей реке Коломенке, летом гоняли в футбол. Когда появился замечательный лед, все жители Коломны потянулись на каток бегать на коньках. Иногда мы делали это ночью: днем тренировались настоящие, профессиональные конькобежцы, которые принимали участие в соревнованиях", - рассказывает Муратов.

Первым важным стартом для Муратова стал забег на 3000 м со знаменитым Виктором Косичкиным. Уже тогда он попал на карандаш к тренерам сборной СССР. Однако не "трешка" сыграла ключевую роль в его карьере. 

Муратов стал спринтером. Туда в то время набирали не по науке, а по характеру: "Если взять такого, который долго думает, медленно разгоняется, да еще и спит на ходу... Какой же это спринтер! Пока такой медленный будет думать, вся дистанция закончится!"

Муратов был не из таких, он был спринтером от Бога. Даже стометровку, не по льду, а по простой дорожке, он бегал очень быстро. Впервые получив вызов в сборную в 1966 году, в 1967-м он уже выступал на "Турнире трех катков", а через год случилось то, чего, пожалуй, никто не ожидал. Муратов одержал победу над легендой советского конькобежного спорта и своим будущим тренером Евгением Гришиным, завоевав право поехать на Олимпиаду в Гренобле.

Слишком быстро

"Все случилось просто молниеносно! Обыграл всех, попал в олимпийскую сборную. Когда приехал в Гренобль прямо накануне старта, вообще ничего не мог найти: ни катка, ни дорожек. Это был очень нервный день. Нас никуда не пускали, потому что на катке шли женские соревнования. В общем, все сразу не сложилось. Я даже заблудился в олимпийской деревне!"

"Свой первый олимпийский старт я провалил. Весь был на нервах - и до, и после. Эта ситуация просто добила меня. Трибуны, болельщики, сама обстановка. Я был просто не готов к этому".

Провалил старт в Гренобле не только Муратов. После сверхуспешной Олимпиады в Инсбруке в 1964 году, где сборная СССР победила в медальном зачете в конькобежном спорте, из Франции она привезла две медали. Обе завоевала Людмила Титова в спринте.

Первый в мире

В конце 60-х ситуация в конькобежном спорте складывалась в пользу развития спринтерских дисциплин. Все были готовы к тому, что "тысяча" войдет в программу Олимпийских игр, а в 1970 году ISU наконец решил провести чемпионат мира по спринтерскому многоборью, где и победил Муратов. Спустя три года он повторил свой результат на любимом катке в Осло, выиграв и на "пятисотке", и на "тысяче".
"Бывает так, что тебе везет чуть больше, чем обычно, на каком-то одном катке: попадается та дорожка, которая тебе нужна, где помогает буквально все, даже ветер. Когда бы я туда ни приезжал, практически всегда Valle Hovin Kunstisbane приносил мне победу. И не только мне - моим ученикам тоже".

Муратов вообще с особой теплотой вспоминает об эпохе открытых катков: "Был какой-то элемент удачи, непредсказуемости. Мог пойти снег или даже дождь, мог подуть сильный ветер. Сейчас элемент риска сводится к минимуму, все наработано, ничто не должно повлиять на твой забег, кроме как твоя собственная готовность. А у нас погодные условия вмешивались. И как вмешивались!"

"Иногда приходилось бегать по ночам. То слабый лед, то сильный ветер... Мы меняли билеты - старты переносились. Никогда до конца не знали, сможем пробежать оставшиеся дистанции в запланированный день или же опять придется ждать. Но в этом была своя романтика. Были шерстяные шапочки, был ветер, был мороз. Это было интересно!"

В японском стиле


 

В олимпийском Саппоро погода обошлась с конькобежцами по-божески, правда, напоследок все-таки преподнесла сюрприз. "На следующий день после соревнований деревню затопило. Японцы выдали специальные пакеты, мы вставляли в них ноги и ходили по колено в воде. В итоге нас отправили в турне с показательными стартами: стадионы были набиты до отказа, своих конькобежцев у японцев тогда практически не было. Только Кейчи Судзуки", - рассказывает Муратов.

Перед Играми-1972 по традиции сборную проинструктировали насчет особенностей местной японской кухни и насчет культурной программы: "Наш советский спортсмен мог наслушаться вечером громкой музыки, насмотреться фильмов и Олимпиаду прохлопать".

Муратов Олимпиаду не прохлопал, но до сих пор корит себя за тактические ошибки на "пятисотке", где взял "бронзу".

Кто изобрел клапы?

В 1976 году в Инсбруке все с нетерпением ждали, когда же начнутся забеги на дистанции 1000 метров. "Тысяча" впервые вошла в программу Олимпийских игр, и Муратов приехал на них в ранге фаворита, но все пошло не так: "У меня отвалилось лезвие. Я не мог бежать, меня ужасно крутило. Тем не менее, занял третье место, но это был не мой результат. Все кинулись мне помогать, владелец компании Viking предлагал другие коньки. Но все уже было сделано - никаких перебежек. А то, что я занял второе место на "пятисотке", - это только моя вина. Сам притормозился, не стал рисковать и проиграл Евгению Куликову".

В итоге на пьедестал "пятисотки" поднялись два конькобежца сборной СССР. Всего из Австрии советская команда увезла девять медалей, четыре из которых были золотыми. В те времена отечественная школа конькобежного спорта задавала тон и в скорости, и в методике.

"Мы были сильнее всех. Чемпионы СССР сразу становились чемпионами мира. К нам все тянулись, везде нашей команде был зеленый свет. Многие пользовались нашими наработками, мы первыми в мире вышли на закрытый лед в Ленинграде. К нам стремились и голландцы, и норвежцы, и американцы. У нас был замечательный каток на "Медео", где мечтали тренироваться буквально все: от начинающих спортсменов до Эрика Хайдена. Тогда говорили, что тот, кто не был на "Медео", не до конца прочувствовал конькобежный спорт и не знает всех его тонкостей, изюминки".

Именно на "Медео" Муратов установил все свои мировые рекорды в спринте. В 1978 году он последний раз выступил на чемпионате мира и завершил карьеру спортсмена. Вынужденно.

"Хватит бегать, принимай команду!"

"Я готовился к своей следующей Олимпиаде, но вдруг меня вызвало руководство. Было сказано: хватит бегать, принимай команду, дальше пускай выигрывают твои ученики! Так неожиданно для самого себя я и стал тренером. И это было сложно: вчера бегал вместе с этими ребятами, а сегодня - тренирую", - вспоминает он.


Менялись поколения, но спортсмены, с которыми работал Муратов, уходили чемпионами. Не было таких, которые бы не выигрывали. Кто-то становился чемпионом страны, кто-то чемпионом мира, кто-то брал золото на Олимпиаде. К сожалению, шестикратного чемпиона мира в спринте Игоря Железовского в списке последних не оказалось. Во многом он повторил судьбу самого Муратова. Во время награждения после дистанции 1000 метров американец Ден Дженсен, также не знавший до Лиллехаммера олимпийских побед, извинялся перед Железовским за то, что забрал "его" "золото". Вся сборная тяжело переживала случившееся.

"Я пытался успокоить его. С ним говорили и тренеры, и психологи, врачи, говорили друзья, но все равно это очень больно. Вот он останавливается в шаге от золота, сразу едет на чемпионат мира и побеждает тех самых олимпийских чемпионов. И так уверенно! Были причины, было волнение, было огромное желание достичь этого. Может быть, слишком большое. То, что у него есть бронза и серебро, но нет золота Игр, - это рок, судьба".

Тем не менее, без золота ученики Муратова с той Олимпиады не уехали. Победу на "пятисотке" одержал Александр Голубев, а Сергей Клевченя завоевал серебро и бронзу.

Долгожданная Олимпиада

Следующих олимпийских медалей пришлось ждать до Турина: золото выиграла Светлана Журова, россиянкам удалось завоевать бронзу в командной гонке, а ученик Муратова Дмитрий Дорофеев стал вторым на "пятисотке". Эти 12 лет безвременья дались российскому конькобежному спорту нелегко.

"Положение было тяжелое, не было такого финансирования, как сейчас. Не было катков. Чемпионаты страны проводили за границей. То, что сейчас выделяется для подготовки спортсменов в год, нам бы хватило на несколько лет послеперестроечных времен. Сейчас ситуация налаживается: прошлый сезон показал, что мы возвращаемся на свои позиции, хотя первые годы все мы были напряжены. Пришли новые тренеры, и результатов не было несколько лет. А теперь у нас есть не только Ваня Скобрев, но еще и Ольга Фаткулина, и Денис Юсков. На подходе и командные гонки".

Домашней зимней Олимпиады, равно как и новых побед, пришлось ждать дольше, чем многие думали. "Между собой у нас ходили разговоры, что Олимпиада может состояться на "Медео". Для этого там было все: и лыжные дорожки, и трамплины. Но Союз развалился, и пришлось расстаться с этой мечтой. Зато теперь у нас есть Сочи. Пусть там и тепло! Мы в Ванкувере все это уже видели: и снег с цветами, и лед с ручьями".

"Все это совсем не помеха. Главное другое: у нас есть надежда выступить успешно на этой Олимпиаде. Вот о чем следует помнить", - говорит Муратов.


Агентство Р-Спорт

19.08.2013






 
Другие разделы сайта
 
VK-1159562863